09:24 

Девятая

_Wandering_
Любовь — это твоя сознательная способность ставить свои недостатки ниже, чем недостатки близкого человека (с)
Название: Сезон момиджи
Автор: wandering
Соавтор: moondrop
Бета/гамма: moondrop
Фендом: Блич
Персонажи/пейринги: Бьякуя/Хисана
Жанр: гет, романтика, психология, агнст, au
Рейтинг: R
Размер: макси, 75 стр.
Статус: в процессе
Предупреждения: ООС, ОЖП, ОМП
Размещение: с разрешения
Дисклеймер: Права - у Кубо.
От автора: фантазия на тему: "Вот бы они случайно встретились в Генсее". Сказка, розовый флафф и мечта. Да, это не лечится. Миди, плавно переросшее в макси. Это не планировалось, а потому - простите.
И ещё: Я много кому и чего хотела бы сказать, но особенно Эр и Гивсу: Солнышки мои, спасибо вам преогромное за всё! Благодаря вам я пишу.)))
Моему соавтору - вообще респект и уважуха. Ты знаешь почему и за что, а читатели, наверное, только догадываются. Поэтому: Спасибо, что вытягиваешь работу на совсем другой уровень.

Бьякуя не успел открыть дверь полностью, как из-за неё раздалось возмущенное и достаточно громкое:
- И почему это твой телефон не отвечает?! А, Хиса-аой!

А он, стоя в дверном проёме, спокойно взирал на Маи, явно не спеша отходить в сторону и впускать гостью внутрь. Еще только услышав звонок, вторгшийся в их с женой на двоих уютный мирок, уже тогда он пожелал выгнать прочь наглеца — быть может, именно потому и поспешил опередить Хисану. Спокойный и жесткий взгляд серых глаз уперся в женщину, которая ошеломлённо уставилась на него, открыв рот и постепенно покрываясь красными пятнами от неожиданности и напряжённой работы мозга. «С ума сойти!» - это было самое мягкое из того, что можно было прочесть по её лицу. Хисана, стоявшая в дверях комнаты так, что видеть за Бьякуей подруга её не могла, не сумела сдержать тихий смешок – та выглядела потрясённой до глубины души. Отчасти Хисана её понимала. Ну что тут сказать? До сих пор она сама иногда ловила себя на мысли, что происходящее с ней как минимум нереально. Что уж говорить про рациональную и практичную до мозга костей Маи?

- Проходите, - Бьякуя, не заметив никакой негативной реакции жены и вместе с тем сделав определенные выводы о нежданной гостье – кажется именно про эту подругу жена так часто упоминала в разговорах, – наконец отступил на шаг назад — для Маи словно скала сдвинулась с места, давая возможность хотя бы вздохнуть, — и сделал приглашающий жест рукой. Но та только отрицательно замотала головой и выдала что-то нечленораздельное. Хисана бы с удовольствием, от всей души и вслух посмеялась над её реакцией, но сейчас подругу явно нужно было спасать: способность производить впечатление своей величавой и неприступной холодностью и заставлять человека чувствовать себя «не в своей тарелке» у её мужа была просто феноменальная. Как бы Маи удар не хватил.

- Ты как раз к чаю, - Хисана не могла сдержать улыбки, когда выглянула из-за спины Бьякуи, и, тихо посмеиваясь, позвала: - Заходи, Маи, не бойся, на самом деле мы не кусаемся.

Она обошла мужа, легко, мимолетно, ласково и успокаивающе притронувшись к его руке, словно чувствуя его внутреннее напряжение по отношению к внезапно нарушившей их уединение гостье, и встала перед ним. Она не заметила, как Маи прищурилась на её «мы», которое она произнесла совершенно не задумываясь. Для нее самой оно прозвучало настолько привычно, как-то совсем буднично и полноценно, словно так было всегда, а Маи вдруг отметила, что её изящная подруга сегодня выглядит по-особенному хрупко, сияет и лучится нежностью и мягкой женственностью. А стоящий рядом с ней мужчина, несмотря свою холодную и точеную красоту, только усиливает это ощущение... «Нежный цветок и холодный камень». Маи не могла этого объяснить, но скрытая в этом человеке сила безоговорочно воспринималась где-то на уровне животных инстинктов или спинного мозга. «Нет, даже не камень или валун – опасная отвесная скала...» Так, стоп, сказала себе Маи, заставляя отвлечься от странного этого наваждения и силой воли фокусируя внимание на подруге. Хисана — вот её забота.

Бьякуя же, оценив происходящее, едва заметно дёрнул бровью на последние слова Хисаны, слегка качнул головой Маи в знак приветствия и отступил назад, словно уходя в тень с самым спокойным выражением лица, позволяя Хисане заняться гостьей. Раз жена так желает...
А Хисана так и не поняла: он недоволен вторжением или тоже тщательно сдерживает улыбку? Что ж, пусть всё идет своим чередом, раз он не сильно против и позволил ей действовать на своё усмотрение. Теперь на очереди буря в виде Маи, непременно возжелающей срочно разобраться и узнать всё и вся вот прямо здесь и сейчас.

- А... У тебя, кажется, телефон отключен... – Маи даже не пошевелилась, только проследила за удаляющимся в комнату Бьякуей недоумённым и совершенно ошалелым взглядом. Хисана, взяв её за руку, завела в коридор и закрыла дверь. – Вот я и решила заскочить. Смотрю – свет горит, вроде...

Маи, типичная реакция на стресс которой начинала расцветать во всей красе, затараторила пулеметом. Да, возможность увидеть бойкую подругу в такой растерянности Хисане выпадала редко. Она бы с удовольствием обняла, поцеловала, а потом растормошила её, и они вместе от души посмеялись над всем происходящим, если бы хоть немного представляла, куда может привести визит Маи и как на него отреагирует Бьякуя. И каким образом посадить за стол столь разных, но дорогих сердцу людей?

- Ах да, точно, мобильный... Как же я про него забыла?

Вешая куртку подруги на вешалку, Хисана выудила из кармана своего пальто телефон, нажала пару кнопок и убедилась, что он абсолютно разряжен. Она помогла Маи раздеться, повесив отдельно сушиться шапочку и шарф, совершенно мокрые от снега, и повела ее на кухню, где поставила на зарядку телефон, продолжая слушать и улыбаться потоку бессвязного, но очень эмоционального рассказа о том, как Маи долго, тяжело и снежно было добираться до дома Хисаны, как она волновалась и переживала и скольких трудов ей стоило вырваться и убежать от мужа и родственников в эти праздники.

– Поужинаешь с нами? – спросила, когда Маи слегка выдохлась и сделала паузу.

– А?.. А он?.. – Маи качнула головой в сторону комнаты.

- Не беспокойся, он не будет против.

- Я не это имела ввиду... - начала было Маи и остановилась.

Слова Хисаны об этом мужчине прозвучали с такой теплотой и уверенностью, что готовые сорваться с губ Маи претензии и обвинения вылетели из головы. Она снова прищурилась и пристальнее вгляделась в подругу. Нет, определённо, Хисана изменилась, и Маи не понравились эти перемены и она решила не отступать – активно зажестикулировала и зашипела, всё же пытаясь говорить тише, ведь двери, разделяющей кухню и комнату не было:

- Так, погоди. Давай с самого начала. «С нами»? «Он не будет против»? Кто он такой вообще? Откуда взялся? Как здесь появился? И что вообще здесь у тебя творится?!

- Не волнуйся так, пожалуйста. Ты всё-всё узнаешь, но за минуту я не смогу ничего тебе рассказать, правильно? Погоди, останься ужинать и мы поговорим. Я давно хотела вас познакомить, только не представляла как. Но ты снова меня выручила - сама появилась, – Хисана, вздохнув, взяла за Маи руку, а потом и обняла не в меру взволнованную подругу, не размыкая объятий заглянула в глаза и улыбнулась. Дождалась пока Маи слегка успокоилась и похлопала её по спине в ответ, и попросила: - На стол накрыть поможешь?

В ответ на согласный кивок Хисана вручила подруге рис, сковородку и рыбу. Потом заглянула в комнату к Бьякуе и убедившись, что муж не против ужина, принялась хлопотать на кухне: поставила чайник, достала из холодильника овощи для салата, ножи и доски – и принялась готовить. Всё это должно было немного успокоить её саму, дать время подумать и собраться с мыслями и помочь подруге привычными действиями войти в колею.

- С ума сойти... - то и дело шептала Маи, скорее даже себе, чем Хисане, но крепкую хватку вытравить было не так легко, поэтому время от времени она всё же останавливалась и смотрела на Хисану с неослабевающим подозрением. - Это что, действительно тот самый «Бьякуя-сама» из сна? Что он здесь делает? Как давно он у тебя? Почему он вообще здесь? – Прорвало её через минуту.

- Действительно он, – не смогла не улыбнуться на этот поток вопросов Хисана, в очередной раз удивляясь отличной памяти и цепкости подруги и раздумывая, как бы аккуратнее обойти второй и последний вопросы. - Мы встретились уже после выставки. После Отори я видела его ещё пару раз, случайно, а две недели назад нам удалось поговорить. Вот тогда и выяснилось, что он не плод моего воображения... А теперь он приехал на Новый год,- Хисана откинула со лба волосы и снова улыбнулась.

Она намеренно использовала это «приехал», чтобы у подруги не появилось ещё больше вопросов. Вот только не заметит ли Маи, как трудно ей подбирать слова?

- Приехал на Новый год? У него что, нет семьи?

- Есть, но... с семьёй у него всё сложно.

Как же Хисана не любила выкручиваться! Тем более перед Маи. Хотя здесь она и не лукавила – с семьёй действительно очень и очень сложно. Ведь его семья - древний клан, самый первый из четырёх Домов Сейрейтея, опора Короля и Сообщества Душ... Но Маи вряд ли стоит об этом знать.

- С семьёй сложно и он приехал к тебе, да? А ты вот так просто пустила?! Ты никогда не любила праздники!

- Я очень хотела, чтобы он приехал. И хотела, чтобы Новый год он провёл со мной. Прости, что не говорила тебе. Я не была уверена, что он появится.

- А... Да с ума сойти, как всё сложно! Я так много всего пропустила!.. И – да! Проси прощения! Я очень и очень зла! – Маи наткнулась на улыбающийся и извиняющийся, но искрящийся нежностью взгляд Хисаны и снова осеклась, потому что волна её возмущения налетела на него, словно на невидимую стену из тихой радости, светящейся в глазах подруги. – Нет, знаешь, у меня по-прежнему слишком много вопросов! И ты мне на них ответишь! Но сейчас... Голова идёт кругом... Дай я хоть посмотрю на тебя, что ли.

Маи оставила готовку и, решительно повернув Хисану к себе, словно куклу, оглядела с ног до головы, потом вгляделась в лицо и внимательно посмотрела в глаза.

– Хм. Выглядишь счастливой. И всё-таки немного усталой.

- У нас сегодня случился довольно тяжёлый разговор,– вздохнула Хисана, и глядя на то, как сразу посуровела Маи, тут же заторопилась: - Нет, нет! Он не обидел меня и мы не ссорились – если ты об этом. Всё намного сложнее и не так уж сложно – у него очень и очень непростая жизнь, а мы хотим быть вместе. Я не думаю тебя запутать, просто двумя словами всего не объяснить, это ведь касается не только меня и секреты тоже не только мои. Ты же понимаешь, что я не смогу раскрыть его тайны или то, о чем он предпочёл бы не говорить? А у нас с тобой сейчас для обстоятельного разговора по душам нет времени. Ты обязательно всё узнаешь, только позже, хорошо?

Сказать, что Маи удивилась - ничего не сказать: она защищает его! Откуда у тихой Хисаны вдруг столько несгибаемого упрямства и силы? Это точно её подруга? Впрочем, в детстве она была именно такой, это ведь совсем не так давно она изменилась... Да, рано делать выводы, пока рано... И Маи, которой трудно было смириться с тем, что она не узнает подробностей вот прямо здесь и сейчас, свела брови, хмыкнула недовольно и изобразила сильное раздумье, а потом, напустив на себя важный вид светской дамы, милостиво кивнула.

Хисана засмеялась, глядя на это, но почему-то не обманулась тем, что теперь подруга будет сдержаннее и перестанет засыпать её вопросами, ответы на которые давались ой как трудно.

- Нет, у меня не получится, ты же знаешь! – снова прорвало Маи буквально через минуту, и Хисана понимающе вздохнула. - Он тебя нашёл? Или ты его нашла? Где вы встретились? Кто он? Почему сейчас здесь? Как он к тебе относится?

Хисана только покачала головой и снова улыбнулась – Маи со следа не сбить, так всегда было и будет. Правда она особо и не рассчитывала, что подруга быстро успокоится, однако и свои позиции сдавать не собиралась. Да и как тут всё рассказать? И что именно рассказывать? Про Сообщество Душ? Про настигшую прошлую жизнь? Про то, как для неё самой теперь слились воедино прошлое, настоящее и будущее? Да Маи с легкостью решит, что у нее с головой непорядок — с её-то трезвым и материальным взглядом на мир. Но и молчать нельзя, ведь молчание и всякого рода таинственность раззадоривает ещё сильнее.

- Ну... однажды он появился. Возле моего дома... А я его увидела – как раз закончила картину и стояла возле окна. Я остановила его и попросила поговорить. И мы поговорили. Оказалось, что он... давно меня знает. Просто... не хотел мешать... думал, что у меня кто-то есть. А я попросила... то есть уговорила его остаться... И он остался... А теперь он приехал на праздники.

Закончив, Хисана выдохнула и с легкой опаской глянула на подругу – пройдёт такая версия событий? Кажется, Маи не обратила внимания на слишком частые паузы и явную попытку подобрать слова. Вот и хорошо.

- Ага-ага... Сдуреть... Что?! Так, погоди! Не поняла! Вы что, уже и живете вместе?!

Маи, как обычно, из всей информации выбрала ту, что интересовала её больше всего. И что Хисане было отвечать на её вопрос? Что он её муж? Как рассказать, что случайно увиденный на фестивале незнакомец оказался её возлюбленным, расставание с которым равнялось вырванному сердцу? Для них обоих. Рассказать, что она со своей прошлой жизни замужем за этим богом смерти? Такое ведь только в дорамах и сёзде-мангах бывает. Хисана вздохнула и умоляюще глянула на подругу:

- Пощади. Я и правда не могу сейчас всего рассказать, у меня у самой в голове до конца не укладывается. Всё так сложно! И очень просто – я его очень люблю, – и она улыбнулась так, словно просила пощады и извинялась одновременно.

Маи одной рукой задумчиво ковырялась лопаткой в рисе и подбоченившись смотрела на неё. «Вижу, подруга», - хотелось сказать ей, но что-то мешало. Не могла же она признать, как жутко задело её, что несмотря на извиняющуюся улыбку, Хисана словно засветилась изнутри; что с первой минуты встречи Маи стало понятно, что подруга обрела то, о чём так давно и долго мечтала – смысл, радость и опору – любимого. Что ж, придётся принять это как факт. Но она ещё не видела всего, картину в целом, а потому сдаваться пока ох как рано! Ещё надо посмотреть, что за «фрукт» этот самый «смысл и опора»! Пока что кроме мурашек по коже и смутного ощущения опасности он мало что у неё вызывал, со всей своей утончённой красотой.

- Н-да, твоя скрытность всегда была на высоте, но сейчас просто зашкаливает! – При последних словах Маи картинно всплеснула руками и рис с лопатки возмущённо разлетелся в разные стороны.

Хисана бросила резать салат, и они с Маи, пытаясь собрать рис с пола, одновременно присели, чуть не стукнувшись лбами.

- Ну не переживай ты так, всё лучше, чем тебе кажется, - улыбнулась Хисана, пытаясь успокоить взвинченную подругу, притянула её к себе и прижалась лбом к её лбу. – Тебе не из-за чего так волноваться, поверь.

- Да уж, конечно... Прихожу я к подруге, а тут – бац! – и такое... – забурчала Маи, поддаваясь её влиянию: была у Хисаны такая способность – распространять вокруг себя умиротворение и тихое спокойствие.

- Не такое, а такой, - с тихим смешком и едва уловимой женской гордостью улыбнулась Хисана. – Вот познакомишься и убедишься, что тебе не нужно меня так защищать...

Ей было жаль Маи, явно пытающуюся собрать воедино кусочки информации, но претерпевающую решительный крах в этом неблагодарном деле. Да кто бы на её месте не запутался? Она сама волновалась бы не меньше, окажись на её месте. Где найти слова, что утолили бы любопытство и не дали бы подруге повод сомневаться, подозревать, не выдали бы ничего лишнего и ненужного, могущего принести только вред им обеим? Что бы Хисана ни сказала сейчас, всё вызовет только ещё больше вопросов. Нет, их с Бьякуей нужно просто познакомить, пусть Маи сама убедится, что не нужно так волноваться и опасаться нечего.

- Ну да, ну да, - продолжала бурчать Маи, но уже менее напористо, - ты же беззащитная, словно птенчик, тебя всякий обидеть может...

Хисана согласно закивала, подражая китайскому болванчику, и надувшаяся, словно обиженная, Маи, поглядев на неё несколько секунд, наконец прыснула. Отсмеявшись, Хисана, чтобы не пачкать её грязными руками, погладила тыльной стороной ладони по голове, на что подруга только снова фыркнула и встала, помогая ей подняться. Затем они быстро убрали всё с пола, помыли руки и принялись раскладывать ужин на подносы.

- Знаешь, что меня удивляет? – заговорила снова Маи, расставляя еду. - Ты – и вдруг так быстро... Годами сидела одна и взаперти - и тут... Непостижимое что-то... - она остановилась, уставившись на Хисану, словно у той внезапно выросли длинные зелёные уши, но потом тряхнула головой, – Ты изменилась... Не то повзрослела, не то похорошела... Словно это не ты. Да... Ну ты даёшь, подруга.

- Давай просто поужинаем, а? – примирительно произнесла Хисана. - У нас и так сегодня был очень непростой день.

И когда Маи в очередной раз за вечер прищурилась на это её «у нас», а потом картинно завела глаза ввысь, Хисана только засмеялась, подошла, обняла, и, прижавшись к её щеке, прошептала на ухо:

- Всё хорошо, просто поверь, ладно?

Невысокий столик в комнате давно ждал, и теперь настала пора официального знакомства.

Маи, стараниями Хисаны отойдя от состояния шока и исходя из соблюдения приличий, исподволь рассматривала и изучала Бьякую: строгая и горделивая осанка, напоминающая привычную военную выправку, руки с изящными и тонкими пальцами и весьма заметными мозолями — и их наличие было удивительным и никак не вязалось с впечатлением утонченности и благородства, что он производил, — длинные волосы, убранные в хвост, перекинутый через плечо, спокойное выражение красивого лица.

«Слишком красив», - был вынесен приговор. Первое впечатление — словно выхваченные кусочки из мозаики, — никак не хотели складываться в целую картину: для военного слишком изящные руки; для золотой молодёжи - слишком скупые и выверенные движения, полное отсутствие наигранности и желания нравиться; на простого клерка или офисного работника он не тянул, даже если очень захотеть; для модели или актера - одет слишком просто, хоть и дорого, да и известен был бы давно, с такой-то внешностью. И... Что тут говорить, владел собой отлично - и бровью не повел на такое откровенное рассматривание с её стороны, и что бы там себе ни думал, снаружи придраться было не к чему. Кроме разве что смутного ощущения, что в гостях она сейчас не у давней подруги и названой сестры, а у него. Но выводы Маи всё ещё делать не торопилась: всё-таки речь шла о Хисане, о лучшей подруге и родной душе, а потому нужно было всё хорошенько рассмотреть, взвесить и обдумать.

- Прошу прощения, что не представила вас сразу, - вежливо поклонилась Хисана мужу и, коротко поклонившись в сторону Маи, посмотрела на Бьякую, сидящего напротив них: - Это моя подруга, Таканаси Маи, художница. Мы вместе с детского дома, - и снова коротко поклонилась.

- Кучики Бьякуя. Капитан Шестого отряда Готей-13. - Слова Бьякуи прозвучали веско и спокойно, так что Маи невольно напряглась: какая странная особенность у его голоса – низкий, глубокий, заставляющий встряхнуться и собраться — властный. «И голос у него под стать. И тоже – слишком...» - ревниво констатировала она.

- Готей-13? Это какая-то спецслужба? – заинтересованно вскинулась она, игнорируя слабое беспокойство Хисаны. «И всё же - военный?»

- По всей вероятности так, - спокойно уклонился от ответа Бьякуя, и Маи почувствовала, что дальше спрашивать просто не стоит. Сплошные загадки. Это начинало действовать на нервы. Но больше её злило, что она поймала себя на желании подчиниться. Нет, даже не желании - она интуитивно подчинилась и уступила в первую же секунду, так, как слабый уступает заведомо сильному. А вот это уже раздражало.

Лицо Бьякуи было бесстрастно, голос ровен, интонации – вежливы, но Хисане подумалось, что он всё-таки напряжён. Видимо тоже не хочет, чтобы эта встреча принесла неприятности, но пока не знает, как себя вести. Она тихонько вздохнула – и как ей быть? Справа подруга, которая жаждет информации и не слезет с неё живой, через столик - муж, рассказать о котором ой как сложно...

- Расскажите о себе, если вас не затруднит. Как давно вы знаете друг друга? - снова прозвучал глубокий голос мужа, выведший Хисану из затруднительного положения. Она с благодарностью глянула на Бьякую.

Для Маи эти вежливые по форме слова слова прозвучали странно: это не был приказ, но и просьбой не выглядело, скорее, это была интонации человека, привыкшего повелевать, того, чьи слова являются указанием к действию и немедленному исполнению. Это возмущало. И интриговало. Кто он такой, всё же? Начальник? Какая-то крупная шишка? Он не заносчив, определённо нет, но сквозило в нём что-то такое... Гордость? Сознание силы и власти? Складывалось ощущение, что перед ней не обычный человек сидит, а какой-нибудь... хм, к примеру, вельможа или сильный мира сего, случайно оказавшийся здесь на отдыхе. Но этого просто не может быть. Ведь не может же? Или может?.. Задачка... И, самое интересное, что он совершенно не стремится произвести на неё впечатление, но вот, наверное, именно этим и производит... Хм, якудза? Слишком благородные манеры и явное отсутствие татуировок, насколько она могла заметить. Но надо будет спросить потом у Хисаны, обязательно.
Маи вдруг подумалось, что уклоняться от ответов – спокойно и достаточно твёрдо – Хисана точно научилась у него. И когда только успела? Всего за две недели общения? Ладно, 1:1, нежданный гость. Едем дальше. Маи слегка поёжилась от его тона и всех этих мыслей, но тут же рассмеялась:

- О! Это такая благодатная почва! Вам не страшно? Я же заболтаю до смерти, правда, Хисана? – она взяла подругу за руку – с одной стороны, чтобы успокоить, с другой – показать этому мужчине, что и она здесь далеко не чужая. Маи прекрасно видела, что Хисана нервничает, жутко переживает и хочет, чтобы взаимопонимание и мир были достигнуты. Внутри снова кольнуло даже не подобие, а конкретная ревность, но Маи решила пока с этим подождать. «Не дрейфь, подруга, – хотелось сказать ей, - прорвемся! Не съем же я твоего «Бьякую-сама», а он — меня». Хотя... Ладно, не получается задавать вопросы – будем рассказывать, решила она. Вдохнула поглубже и выбрала тему, которая должна, по идее, интересовать всех присутствующих. А заодно ещё и проверить реакцию Бьякуи – правда ли ему это интересно?

- Наше детство! О себе и Хисане я могу часами рассказывать! Как бы вы не пожалели о своей просьбе, - лукаво улыбнулась она. - Хисану я знаю чуть не с пелёнок, никогда не забуду, как меня привезли в наш детский дом. Мне тогда было около пяти. Новое место. Страшно. И тут ко мне подошло это маленькое большеглазое чудо, обняло и сказало: «Будешь моей сестрёнкой?»...

Маи рассказывала, не забывая посматривать на реакцию собеседника, Хисана улыбалась, вспоминая детство и с любовью глядя на подругу, а Бьякуя, чуть прикрыв глаза, слушал.

– Знаете, когда мы были маленькими, Хисана никогда не плакала, даже если мальчики обижали...
– Вот чего обо мне сейчас совсем не скажешь.
– И всегда вступалась, если кому досталось несправедливо...
– Ты преувеличиваешь. И потом, ведь это тебе вечно влетало за поиски приключений.
– Ага, а ты всю дорогу пыталась меня прикрыть и взять вину на себя...

Маи говорила, и её не покидало стойкое ощущение, что её просвечивают рентгеном, несмотря на то, что Бьякуя и пары взглядов на неё не бросил. Зато он смотрел на Хисану. И Маи долго не могла признаться себе в том, что он смотрит на неё... с улыбкой? гордостью? лаской? нежностью? Так смотрят на детей или любимых; на тех, кто принадлежит без остатка, на тех кто дорог бесконечно...

«Это уже слишком, правда. Откуда он взялся вот такой?!»

– А ещё, когда мы поехали в школьную поездку, то Хисана подвернула ногу, а мне пришлось её на себе тащить... А ещё помнишь, как мы с велосипеда упали?.. А однажды летом мы вместе простуду подхватили...
– Это я была виновата...
– Ничего подобного! Мороженое – да, купила ты, но это я уговорила после этого прыгнуть в одежде в бассейн! Ты потом ещё свалилась с воспалением легких.

Маи заметила, как до того с явным интересом слушающий Бьякуя, при этих словах кинул на Хисану обеспокоенный взгляд.

- Да ладно тебе, Маи, - тут же заторопилась Хисана с объяснениями, - ничего особо серьезного, ну поболела две недельки. Это было очень и очень давно!.. И, пожалуй, хватит уже о прошлом, а? Давайте ужинать, а то всё остынет! – И она, выразительно глянув на Маи, сложила ладони и произнесла «итадакимас».

Бьякуя нахмурился, но подчинился. Маи, уловив её молчаливую просьбу, улыбнулась и тоже присоединилась к ним. И пока они ели, она думала о том, что, как бы невероятно это ни было, но очень похоже, что он действительно каким-то непостижимым образом знает Хисану давно – слишком искренней была его озабоченность, совершенно не похожа на реакцию влюблённого и легкомысленного юноши... Впрочем, как и он сам. При всём том, что внешне он был - выглядел по крайней мере - примерно на их с Хисаной возраст, складывалось ощущение, что он намного-намного старше. Очень странно. Откуда он? И... где же скрывался от них всё это время? Пожалуй, сейчас на эти вопросы ответы ей всё равно не получить. Поэтому удивление и размышления можно отложить на потом. Зато на самый свой главный вопрос ответ она, кажется, нашла – Хисана ему более чем небезразлична и он не играет с ней. Это плюс. Хотя... Зачем же такому красавцу потребовалась тихая и скромная, хотя и очень мягкая и заботливая Хисана? Ему бы больше какая-нибудь светская львица подошла.
И ещё один момент: чем больше Маи рассказывала, тем больше складывалось необъяснимое ощущение, что она прошла какой-то очень сложный тест... на прочность? на доверие? Хм... Интересненько... Всё должно быть ну совсем наоборот – ведь это она подруга Хисаны! Ну что ж, и она не так проста, как кажется. Сейчас мы и проверим, господин Кучики, из какого вы слеплены теста...

- Спасибо, Хисана, всё очень и очень вкусно, - она решительно отложила палочки. - Господин Кучики, позвольте задать вопрос?

Все же назвать его по имени она не решилась. На всякий случай.
Хисана обеспокоенно глянула на неё – такой тон и выражение лица Маи определённо не сулили ничего хорошего. Но придумать, куда перевести тему, она не успела.

- Насколько серьёзны ваши намерения по отношению к Хисане?

- Маи… - только и смогла беспомощно выдохнуть та и виновато глянуть на мужа.

Бьякуя слегка улыбнулся ей и посмотрел Маи прямо в глаза. Та аж замерла под его открытым, глубоким и пронизывающим взглядом:

- Я всегда абсолютно серьёзен в отношении своей жены.

Последовала пауза, в которой Маи только растерянно хлопала глазами, а Хисана, вздохнув, с легким упреком смотрела то на Бьякую, то на подругу – по её мнению их словесную баталию давно пора было прекращать, слишком уж разные весовые категории были у противников. Она тихонько и сочувственно погладила сидящую рядышком Маи по плечу. Та словно очнулась и её прорвало – на сей раз даже присутствие Бьякуи не остановило – она повернулась к Хисане и громко зашипела:

- Жены? Жены?! Ты с ума сошла?!

- Маи, - тихо, но твердо произнесла Хисана, покачала головой и накрыла своей ладонью ладонь подруги. – Так нельзя, что бы ты ни чувствовала. – И выжидающе глянула на Бьякую, безмолвно прося поддержки. Тот молчал, чуть сдвинув брови, и Хисана поняла, что он не сердится на бестактность подруги, но и в стороне не останется, если та продолжит в том же духе. - Это она от неожиданности, - примирительно произнесла Хисана, по-прежнему глядя на мужа, продолжая гладить Маи по руке. – Такое случается.

К счастью, до Маи дошло, что она ляпнула что-то не то, она сдулась, словно воздушный шарик, и снова стала похожа на маленькую обиженную девочку. Взяв себя в руки, она посмотрела на Бьякую:

- Извините, я не хотела вас обидеть или сказать, что вы ей не подходите, недостойны или что-то вроде того... Но это же Хисана, и все это так на неё не похоже... То есть, я хочу сказать, что волнуюсь за неё и хочу ей счастья прежде всего. – И она чуть поклонилась и уставилась на Бьякую, ожидая его реакции.

- Похоже, цель у нас одинаковая, - улыбнулся одними глазами тот.

Маи промолчала, обдумывая и принимая услышанное. Ответ был искренним, этого она не могла не признать. Что ж, даже если она до сих пор не уверена, в чьи именно руки передала подругу, в его чувствах и желаниях сомневаться не приходится. Она сдаётся, остановить происходящее явно не в её силах.
- Позаботьтесь о ней, - поклонилась она Бьякуе.
- Непременно. - Последовал мгновенный, твердый и серьезный ответ.

Хисана, уловив, что долгожданное перемирие между ними наконец наступает, тихо, с облегчением вздохнула и примирительно попросила:
- А теперь может быть всё-таки чаю?

Маи, пару минут игравшая с Бьякуей в гляделки, разглядев что-то невидимое для Хисаны в выражении его глаз, повернулась к подруге:
- Нет, моя дорогая, спасибо. Я и так слишком задержалась. Ведь на самом деле я пришла для того, чтобы сообщить тебе две новости!

Она взяла Хисану за руки, улыбнулась ей как можно веселее и искреннее – долго ссориться и сердиться она не умела, это была её отличительная особенность, из-за которой они с Хисаной и смогли сдружиться. И даже сейчас, когда беспокойство за подругу переросло в полноценную тревогу, меньше всего хотелось причинить той неприятности. В конце концов, этот мужчина действительно любит Хисану. А если и она его тоже, то тут остаётся только принять это. Ну или дать времени во всем разобраться и всё расставить по местам.

– Первое: мы с мужем едем в начале февраля в Саппоро, на Фестиваль Снега. И я хотела взять тебя с собой, потому что Томору тоже едет. Но теперь вижу, что моё приглашение ни к месту... Кстати, мы хотели и в Биэй, к Голубому пруду* заехать, - хитро улыбнулась она, а Хисана ахнула. - Ладно, пока забудем. Второе и самое главное: в конце февраля у нас новая выставка, которая будет называться «Цветущая зима». И ты в ней участвуешь! И если от первого ты отказаться можешь, то от второго – ни-ни! – И Маи погрозила Хисане пальцем. И тут же застыла, наткнувшись взглядом на рамочку с хокку и высушенной веточкой сакуры. — Ух ты! А это откуда? Это чьё? – и она вытянула шею и напряглась, словно заправская охотничья собака, которая почуяла дичь.

- Ох, - Хисана знала, что так и будет, - я не хочу это выставлять, Маи.

- Рука, вроде, не твоя, - Маи поднялась и подошла поближе, внимательно рассматривая каждый иероглиф стиха. - А ведь это как раз в тему выставки! И какое мастерство...

- Это подарок, Маи.

- Подарок? От кого? – Маи развернулась и вопросительно посмотрела на Хисану. По тому, как та улыбнулась и каким мимолетным и ласковым взглядом одарила мужа, Маи озарила мгновенная догадка: - Так это ваша работа? – она стремительно развернулась к Бьякуе, рассматривая его, словно увидела впервые. – Потрясающе...

«Ничего себе! Да кто же он такой?!»

- И всё же я попрошу тебя это выставить, - Маи решительно посмотрела на Хисану, а потом повернулась к Бьякуе: - Или вы не разрешите?

Бьякуя поднялся и протянул руку, помогая Хисане встать. Маи в который раз ревниво прищурилась, но придраться было не к чему – этот жест с его стороны не был показательным или наигранным, он был прост, как что-то само собой разумеющееся, уж Маи-то, постоянно благодаря своему мужу крутящаяся в светских кругах, могла в этом разобраться. И эта его естественность, оказывается, больше всего и раздражала. Тоже мне, аристократ...

- А вот это жене решать, - произнёс Бьякуя, отпустил руку Хисаны и улыбнулся ей.

Маи, смотревшая на них, замерла: черты его лица смягчились, взгляд наполнился необыкновенным теплом и ещё чем-то сильным, глубоким, мягким и притягивающим. Маи, не особо отличающейся стыдливостью, стало неловко, словно она увидела что-то интимное и глубоко личное, не предназначенное для чужих глаз.

- Кхм... – она слегка поперхнулась и пробубнила тихо, но так, что Хисана её расслышала: - Ему надо запретить улыбаться, потому что эффект можно приравнять к применению оружия массового поражения... - и она решительно подошла к подруге, схватила за руку и потянула в коридор. - До свидания, господин Кучики, рада была познакомиться, - проговорила она, утаскивая за собой Хисану. Нет, пусть не думает, что она сбегает с поля боя. Просто сегодня... не её день. Да. Определённо. Но какая же у него улыбка!..

- Всего хорошего, - услышала она его глубокий голос уже в коридоре.

Почему ей показалось, что в нём слышится усмешка? Наплевать. Маи решительно притянула к себе Хисану.
- Он точно не якудза?

- Что? - тихо ахнула та. - Нет, конечно!

Маи, увидев искреннее изумление, кивнула, сняв куртку с вешалки и быстро одевшись, обняла подругу, а потом взяла за руки, заглянула в глаза и тихо произнесла:
- Знаешь, я уже даже не буду спрашивать: «Как?» Я спрошу: «Ты уверена?» Он, конечно, воспитан и красив, но… Он какой-то… не знаю… Словно из другой вселенной. В нём всего «слишком»: и гордости, и силы, и ума, и холода. И даже красоты. И привязанность к тебе какая-то… чрезмерная, что ли?.. Он не отпустит того, что или кого посчитает своим. Ты выживешь рядом с ним?

Хисана смотрела на подругу и удивлялась её проницательности, чутью и слишком развитой женской интуиции. И все-таки Маи – самая замечательная на свете! Она обняла, расцеловала её в обе щеки и тихо ответила, сияя глазами:

- Ты многого не знаешь, Маи. Он другой, не такой, каким ты его видишь. Я обязательно тебе всё-всё-всё расскажу. Однажды. Поверь, я никогда не была так счастлива, как сейчас. И моё самое большое желание – чтобы он тоже был счастлив.

- Вижу. Хорошо, подруга, я сдаюсь, хоть и ничего не понимаю, - Маи глубоко вздохнула, но тут же, хитро улыбнувшись, ущипнула Хисану за щёку: – Выйти замуж и ничего мне не сказать!!! Я тут, понимаешь, стараюсь-стараюсь, а она!.. Ладно-ладно, - она также быстро успокоилась, - если что – я на связи. Томору возьму на себя. Подыщу ему кого-нибудь…

- Ты неисправима, - улыбнулась Хисана и снова поцеловала её.

- Я тоже люблю тебя, - пропела Маи и вылетела за дверь. – Не провожай, я поймаю такси. И не пропадай! А то я опять приду без приглашения в самый неподходящий момент. И помни про выставку! У тебя всего два месяца, дорогая!..


Хисана вернулась в комнату и устало прислонилась к дверному косяку.
- Она утомила тебя? – спросила она, с улыбкой глядя Бьякую, пьющего чай.
- Нет. Она утомила тебя, - он отставил чашку, немного отодвинул столик, повернулся и протянул к ней руку: – Иди ко мне.
Хисану в который уже раз накрыло ощущение безвременья – это был такой знакомый, совершенно его жест, что она не смогла бы с точностью сказать, где они сейчас находятся, в какой вселенной или жизни это происходит. Она подошла, с облегчением устроилась в его объятиях, свернувшись калачиком у него на коленях, положила голову на плечо.
- Я немного устала...
- Думаю, что не немного, - он погладил её по волосам и притронулся к ним губами: - Допросы с пристрастием у твоей подруги получаются отменно.
- Ты всё слышал? - дернулась было Хисана заглянуть ему в глаза, но была остановлена: Бьякуя мягко, но решительно прижал ладонью её голову к своему плечу.
- Отдыхай.
- Прости её, она вовсе не со зла. Но всё равно, ты мог быть помягче с ней.
- Не мог. Кто знает, что она тогда ещё позволила бы себе? Но она тебя любит, и это многое извиняет в моих глазах. - Бьякуя помолчал мгновение и вернулся к тому, что в разговоре сильнее всего его обеспокоило: – Так что там с пневмонией?
- Ничего особенного, ты зря беспокоишься, - мгновенно отреагировала Хисана, не желая затрагивать неприятную и опасную для обоих тему. - Болела и выздоровела – это было очень давно. Давай лучше я тебе расскажу про Голубой пруд. Это просто потрясающее место! – Хисана даже приподнялась и села, ухватившись за плечи Бьякуи, и принялась с воодушевлением и горящими глазами рассказывать. – Необыкновенное! На Хоккайдо, рядом с городом Биэй в лесу есть пруд, который меняет свой цвет несколько раз в день в зависимости от погоды! Огромное множество оттенков от светло-голубого и бирюзового до серо-зелёного! Вокруг кедры, ели, берёзы и совершенно необыкновенного цвета вода! Представляешь? - Она наткнулась на взгляд Бьякуи, который любовался ею и явно что-то обдумывал. – Но, кажется, ты не слушаешь...
- Слушаю. Ты хочешь на Хоккайдо? У нас есть ещё два дня.
- Правда? Ты действительно этого хочешь? Ведь у нас так мало времени осталось... – Хисана снова вопросительно заглянула ему в глаза. – Я давно хочу туда выбраться, наверное, уже несколько лет, ведь это просто рай для художников и фотографов. Но ты не должен, если не хочешь.
- Не говори так, словно мне пора. Хочешь выгнать меня? - изображая строгость, чуть усмехнулся Бьякуя.
- Прости, это от усталости, - Хисана отрицательно помотала головой и снова опустила голову ему на плечо. - Я куда угодно с тобой поеду. А на Хоккайдо, да ещё вместе - это просто какая-то волшебная сказка.
- Но сейчас тебе надо поспать, не вздумай убираться. Ложись, я присоединюсь к тебе позже: мне надо кое-кому позвонить.


@темы: фанфики, в обзоры, Кучики, Бьякуя и Хисана, Блич

URL
   

Записки совсем не одинокого странника

главная